Выпускай свой страх. Спектакль «7Самураев», Псковский академический театр драмы имени А.С.Пушкина на театральном фестивале Brusfest

На этом спектакле вам не будет просто, даже будет ничего не понятно, захочется выбежать из зала, а если вы это состояние преодолеете и задержитесь – в какой-то момент почувствуете расслабление и практически погрузитесь в медитацию. Спектакль «7Самураев» режиссёра Сергея Чехова привез на Brusfest Псковский академический театр драмы имени А.С. Пушкина. Рассказываем, как это было.

Прямо в фойе каждому зрителю дают мини-программку с коротким описанием предстоящего действия. Из неё становится ясно, что в спектакле играют только женщины, а состоит он из совершенно непохожих друг на друга трёх частей. Первая часть на каждом показе спектакля уникальна, так как последовательность текстов и реплик не является фиксированной, а выбирается актрисами импровизационно. В двух других частях реплик нет, но есть «тренировка» и «бой».

Источник фото: соцсети театра

Начинается спектакль с небольшой инсталляции-увертюры, в которой (и только в ней, дальше в спектакле этого не будет) можно усмотреть хоть какую-то связь с фильмом Акиры Куросавы «Семь самураев». Если вы не смотрели фильм – это нестрашно, это знание вам ничем не поможет при просмотре постановки. В инсталляции бросаются в глаза длинные волосы и силикон – «спутники» красавиц с обложек глянцевых журналов. Из этих материалов изготовлены и костюмы героинь «7Самураев».

Заняв своевременно место в зрительном зале, вы в мельчайших деталях успеете рассмотреть огромный чёрный камень-конус, зловеще стоящий посреди сцены, и будете наблюдать, как одна за другой семь одинаково одетых женщин (в силиконовых костюмах) появляются из-за кулис и размещаются на сцене, образуя бесформенную кучу из своих переплетённых тел. Постепенно одна за другой они будут вставать, брать стоящую на штативе камеру и на неё обрывочно и с «ноль-позицией» рассказывать о своих страхах – самых разных: от страха физического насилия до страха остаться одной.

Источник фото: соцсети театра

Выплеснув свой страх, героини начинают настраиваться на борьбу с ним, выполняя дыхательную гимнастику. Затем в их руках появляются бокены – деревянные макеты японских мечей, и начинается оттачивание владения этим оружием – тренировка, которая напоминает танец. В какой-то момент актрисы начинают покидать сцену, а из огромного камня валит пар, заполняя пространство зрительного зала.

Спустя несколько минут актрисы вернуться, чтобы дать финальный бой страхам, омрачающим жизнь. А камень-страх, камень-ужас будет становиться агрессивнее, не желая отступать. Одеты «самураи» будут в чёрные платья с «ритуальным» разрезом на груди, у них в руках будет танто – кинжалы, и в это время звук возобладает над действием. Именно во время боя отпускаешь всё, что казалось странным, сложным и раздражающим, сознание уже не хочет ничего анализировать, а желает лишь расслабления и прощания с дискомфортом.

Источник фото: соцсети театра

На протяжении всего действия слева и справа от сцены в глубоких креслах спиной к зрителям сидят два пожилых человека перед экранами телевизоров, транслирующих стоящий на сцене чёрный камень и происходящие с ним метаморфозы. В короткие моменты, когда они оборачиваются, понятно, что они слепы. Но слепота, как и то, что в их поле зрения не попадают женщины, страдающие от внутренних страхов, с которыми в принципе можно жить, наводит мысли о заложенной режиссёром метафоре.

Это словно столкновение старого (пожилые мужчины) и нового (молодые женщины) миров. Молодёжь не хочет жить так, как ей не нравится, не хочет мириться с тем, к чему лояльно пережившее больше правителей и эпох поколение. И в тоже время здесь прослеживается отголосок борьбы женщин за свои права – из отрывочных монологов в первой части спектакля сквозит движением #MeToo.

Источник фото: соцсети театра

Жанр спектакля заявлен как «генеративная опера». Это значит, что слова и звуки, которые произносят актёры на сцене, с помощью современных технологий программной обработки в режиме реального времени превращаются в музыку. Учитывая уникальность первой части спектакля на каждом показе, можно считать, что каждая опера уникальна. И да, это неповторимый театральный опыт!