«Жизнь — сапожок непарный» в Театре им. Ленсовета: семь пар железных сапожков

Театр им. Ленсовета представил спектакль по мемуарам Тамары Петкевич — актрисы, театроведа и писателя, грандиозной женщины, жизнь которой стала своеобразным концентратом XX века во всей его жестокости и противоречивости.

фото Юлии Смелкиной

Она родилась в 1920 году и успела понежиться в лучах веры в светлое будущее, которая сияла гражданам молодого СССР. Потом были арест отца и клеймо члена семьи врага народа, алкоголизм матери, замужество в отдалённом лагере, куда был сослан её жених, блокада, которая унесла жизнь её родных и разлучила с выжившими, предательство, арест, следствие и чудовищная лагерная жизнь, рождение ребёнка и разлука с ним… Можно было бы сказать, что история Тамары Петкевич увлекательнее любого сериала — если бы это сравнение не умаляло масштаба и тяжести выпавшего ей жребия. Более уместной здесь кажется параллель с сюжетом из мифологии или фольклора, где герой по пути стирает по семь пар железных сапог, посохов и колпаков.

фото Юлии Смелкиной

На что это похоже?

Инсценировка проста и безыскусна как спектакль театрально-эстрадного коллектива, в котором Тамара после множества мытарств находит своё призвание. В скупых декорациях юная и взрослая ипостаси героини бережно передают из рук в руки линию повествования, а вокруг молодые и красивые люди, меняя лица, играют и поют — и всё это было бы банально, если бы не их искренность вкупе с нежностью и уважением к прототипу. 

фото Юлии Смелкиной

Да и материал, конечно, беспроигрышный. Перипетии сюжета не дают вздохнуть, а рассказы о репрессиях и лагерные зарисовки шокируют и действуют отрезвляюще. Хотя и оказываются несколько смягчены: тот же «Чук и Гек» Патласова говорит о событиях тридцатых-сороковых куда реалистичнее и мощнее. Но здесь в фокусе не историческая, а человеческая правда.

фото Юлии Смелкиной

Зачем это смотреть?

Можно спорить с ракурсом, который выбирает режиссёр Инна Аронова, представляя жизнь Петкевич в первую очередь как вереницу историй любви: в умницу и красавицу Тамару влюбляются, кажется, вообще все мужчины, которые встречаются ей на пути. Но это, пожалуй, работает: здесь получится и улыбнуться, и ужаснуться, и прослезиться. А зрительская уверенность в том, что героиня справится (даже если не знать о том, что Петкевич прожила 97 лет, вот же она, уже пожилая) и удивительная чистота и сила её голоса, который в самых нечеловеческих условиях не срывается в жалобу, настраивают на надежду и веру в лучшее.

фото Юлии Смелкиной

В своих книгах она рассказывала людям о том, как обходиться с трудностями — и считала это одним из дел своей жизни. Спектакль и представляет собой этот замечательный пример, тем более прозрачный, что с героиней просто себя проассоциировать: любая девочка, девушка, жена, мать, женщина любимая и любящая, обманутая и стоящая перед выбором узнает себя в Тамаре. А её человеческий опыт настолько богат и универсален, что работает вне зависимости от гендерной принадлежности зрителя.