«Чичиков» на фестивале «Встречи в России»: истоки зла

Акмолинский областной русский драматический театра привёз в Балтийский дом на международный фестиваль «Встречи в России» спектакль «Чичиков» по мотивам поэмы Н.В. Гоголя. Почему «Чичиков», а не «Мёртвые души»? Потому что именно его личность и его роль в этой истории оказываются в фокусе. Концентрируя отрицательные черты всех помещиков города, Чичиков по версии Шамиля Дыйканбаева становится квинтэссенцией всего дурного и достойного порицания. Описание спектакля, предлагающее «опуститься на самое «дно» человеческих пороков и страхов», не обманывает.

фото: пресс-служба фестиваля

Перевоплощения героя и быстрота смены его настроения поражают: вот он радостный и добрый (когда торгуется с помещиками), вот озлобленный на всё и на всех (когда говорит о прошлом). Его бросает то в ярость, то в смятение (Андрею Владимирову потрясающе удаётся показать эту внутреннюю борьбу героя). Он — всегда такой услужливый и гибкий — как будто устаёт угождать помещикам и показывает свое истинное лицо. Например, чтобы добиться продажи мертвых душ от Собакевича (Василий Гречанников), он сам почти становится собакой: издает характерные звуки, высовывает язык, почти набрасывается на своего визави!

фото: пресс-служба фестиваля

Первую скрипку в сценографии играют доски, которые становятся скамьями, лестницами, стенами (с их помощью Коробочка (Оксана Науменко) и ее дворовые девки (Елена Петренко и Айман Сыздыкова) прячутся от озлобленного Чичикова). Справа стоит телега, на которой Павел Иванович неподвижно, но всё-таки передвигается по сюжету от одного помещика к другому. На противоположной стороне сцены – гора сапог, в которую Селифан (Максим Михеев) постоянно выбрасывает новые. Кажется, это и есть те самые мёртвые души, потому что после каждой удачной покупки их становится все больше и больше. Эта аллюзия настолько же прозрачна, насколько неожиданна и предлагает зрителю задуматься, какими дорожками обычные люди приходят к торговле мёртвыми душами… Или живыми — такими, после которых остаются груды ботинок.

Сюжет выстроен на постоянном противопоставлении прошлого и настоящего. Даже начинается спектакль с флешбека: Чичиков, освещенный лишь одним прожектором, рассказывает о своем детстве. Говорит, например, про отца с его наставлениями: «Угождай учителям и начальникам» и «больше всего береги и копи копейку: эта вещь надежнее всего на свете». Отступления от фабулы помогают понять мотивы действий Чичикова. Почему же он такой? Зачем все эти наигранные эмоции и выдуманные истории? Режиссёр не даёт готовых ответов, предлагая зрителями сделать вывод самостоятельно. Прямо как в жизни!

Автор: Елизавета Кочергина