«Жизель» в рамках ХХ Летних Балетных Сезонов

В жаркой Москве продолжаются XX Летние Балетные Сезоны в РАМТе, и очередным праздником стала «Жизель» Адольфа Адана в исполнении труппы Национального классического балета, подарившая зрителям ощущение деревенской безмятежности, погрузившая в переживания о житейской несправедливости и жестокости судьбы, а также наводящая на размышления о значимости любви в жизни каждого.

Фото предоставлены пресс-службой театра

Горькая судьба крестьянки Жизель, влюблённой в юного графа Альберта, у которого есть богатая невеста, а впереди маячит большое будущее, воплощена на сцене Юлией Непомнящей. Балерине удаётся передать чистоту и наивность молодой девушки, её бескорыстное стремление создать союз с графом. Удар, который наносит ей открывшаяся правда об Альберте, оказывается для неё несовместимым с дальнейшей жизнью. Смерть героини переворачивает всё с ног на голову, лишая деревенский пейзаж, созданный сценографами, умиротворения и спокойствия.

Фото предоставлены пресс-службой театра

Граф Альберт (Иван Негробов) становится и олицетворением мужского идеала, и прискорбным образцом лицемерия и лжи. Тем не менее он не избегает мук совести, а совершённый обман обрушивает на него гнев призрачных вилис – невест, умерших до свадьбы. И только доброе сердце мёртвой Жизель, сохранившее преданность нерадивому возлюбленному, способно сохранить ему жизнь. Чего она не делает для Ганса (Дмитрий Кожемякин) – уязвлённого ухажёра, раскрывшего тайну Альберта.

Фото предоставлены пресс-службой театра

В этом балете первое и второе действие контрастируют друг с другом: в первом много счастья и надежд вопреки препятствиям судьбы, во втором – много печали, угрызений совести и осознания непоправимости человеческих ошибок. Эта полярность передана яркими и мрачными красками, жизнерадостной и тревожной музыкой, динамичным и стремящимся к статике действием.

Фото предоставлены пресс-службой театра

Безусловным украшением спектакля становятся массовые сцены, исполненные кордебалетом театра. Озаряют светом и добавляют лирического настроения беззаботные танцы подруг Жизели, тянут во мрак – печальные вилисы. Особой прелестью овеяна сцена королевской охоты, когда знатные дамы и королевы решают отдохнуть у дома Жизель: здесь есть и величие, и почитание, и благодарность, которые добавляют балету очарования.