Черная магия и смысловое конфетти: как прошла экскурсия, организованная ВФТМ и Булгаковским домом

Вахтанговский фестиваль театральных менеджеров совместно с музеем-театром «Булгаковский дом» анонсировал экскурсию о тех, кто стоит за кулисами театральных процессов – «суперменеджерах»конца XIX и всего ХХ века. Заявка необычная и важная: рассказать об организационной изнанке и личностях тех, о чьей деятельности часто не задумываются. Булгаковский дом предоставил свой известный автобус, стилизованный под трамвай 302-бис, чтобы зрители взглянули на купол театра Сатиры, бывшего Мюзикл-холла, где блистал Андрей Миронов; на сад «Аквариум», некогда «Чикаго», где играл утёсовский джаз; на островок свободы у памятника Маяковскому, куда загибалась очередь на спектакль «Вечно живые» по пьесе Виктора Розова, первую премьеру легендарного «Современника» – и запомнили, почему всё это стало успешным.

Фото: Наталья Бухонина

Однако то ли злокозненный кот Бегемот спутал все планы, то ли работа менеджеров для творческих людей сродни сеансу черной магии без разоблачения, но экскурсии в ожидаемом понимании не случилось. Рассказ превратился в набор разрозненных баек с разбросом в век: кто из театральных деятелей кого любил, прикрывал, подставлял, разыгрывал и как нам не хватит полутора часов, чтобы обо всем этом поговорить. В нарочито экспрессивной подаче актера Алексея Беклемышева истории рассыпались, как конфетти из хлопушки: громкий звук, секунда радости, а потом груды нефункциональных блестящих бумажек, которые придется кому-то убирать. Поначалу движение по маршруту компенсировало смысловые метания: даже без последовательной информации интересно пройти через камин и выйти из книжного шкафа в Булгаковском доме, вообразить себе отсутствующее уже здание «Современника» в районе Триумфальной площади и представить, как дружили соседи по Нащокинскому переулку – пасынок Булгакова и маленький Олег Ефремов. Однако и карта не связала времена и имена – здания рассыпались цветным ворохом точно так же, как байки и факты.

Фото: Наталья Бухонина

Театральный же менеджмент вовсе оказался внутри хлопушки, которая не взорвалась. По теме зрителям удалось узнать, что 1) успех театра Корша в конце XIX века случился, поскольку его руководитель был юристом (читай: человеком с «нормальной» нетеатральной профессией), 2) через сто лет после этого рок-опера «Юнона и авось» Марка Захарова приобрела популярность благодаря Пьеру Кардену и его личным вложениям в парижские гастроли (читай: деньги и вкус мецената решают всё). В такой подаче менеджмент оказывается сродни колдовству и получается из совпадений. Тогда неужели деятельность Кирилла Крока, директора театра им. Вахтангова – это необъяснимое чудо? Хотелось бы верить, что нет: менеджменту всё-таки можно научиться, а Вахтанговский фестиваль театральных менеджеров, организующий обучение специалистов, не позиционирует себя как школа магии (по крайней мере, пока).