Репетиция спектакля «Самоубийца». Театр Вахтангова

В Театре Вахтангова полным ходом идут репетиции спектакля «Самоубийца» по одноименной пьесе Николая Эрдмана. У пьесы непростая судьба: написанная в 1928 году, она стала неугодной и запрещенной к постановке, несмотря на высокую оценку Горького и Луначарского. Константин Сергеевич Станиславский обращался лично к Сталину, но и это не помогло. Произведение считалось «вредным и пустым». Увидеть сцену «Самоубийце» удалось только в 1982 году, когда в Театре Сатиры пьесу поставил Валентин Плучек.

Главный герой «вредной» пьесы – Семен Семенович Подсекальников. Он не работает, живет в коммунальной квартире с женой и тещей. Поссорившись с супругой из-за ливерной колбасы, герой угрожает покончить с собой и пишет предсмертную записку: «В смерти прошу никого не винить». Однако, внезапно выясняется, что соседи и знакомые с такой формулировкой не согласны, и пытаются подсунуть Подсекальникову свой текст. Каждый преследует личные цели – политические, религиозные, любовные. Так жизнь и смерть Семена Семеновича превращается в жуткий балаган.

Благодаря гостеприимству Театра Вахтангова, мы заглянули на репетицию и попросили режиссера Павла Сафонова и исполнителя главной роли Юрия Цокурова рассказать о том, каким будет предстоящий спектакль, премьера которого состоится 20 декабря.

Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова

Павел Сафонов

Пьеса Николая Эрдмана «Самоубийца» интересна, в первую очередь, личностью главного героя – Подсекальникова. Мне кажется, что сегодня, как никогда, актуальна история человека, который не вписывается в общую тенденцию происходящего в мире, человека, которому трудно сохранить себя и понять, зачем он живет, понять, что важно, а что является наносным, внешним, где масса (как говорит один из персонажей), а где личность. И, конечно, эта пьеса о внутренней свободе, о границах этой свободы, о человеческой душе, которая всегда вне каких бы то ни было идей, религий, политических течений и прочего.

Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова

Эрдман написал пьесу на стыке жанров, и это тоже интересно. Это трагикомедия, где-то даже трагифарс, здесь есть очень сильные лирические и трагические монологи героя, есть много полифонии и каких-то гротескных кусков, обнажающих нелепость обыденной жизни. В этом смысле пьеса дает возможность не только улыбнуться, засмеяться, ужаснуться, но и заплакать внутри себя от осознания того, насколько иногда скудна, бедна и убога наша жизнь. Так, может быть, стоит сбросить, стряхнуть с себя все это, услышать свой голос, а не обрывки чужих лозунгов, сумасшедших идей и теорий, противостояний друг с другом или мировыми тенденциями.

Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова

Конечно, спектакль не может быть чистой комедией, потому что в нем затрагивается тема человеческой жизни и ее трагичности в переломный момент. На мой взгляд, в начале пьесы Подсекальников абсолютно выпал из жизни, потерял ее смысл и находится в пограничном, полупаническом, психозном состоянии, в котором он бунтует, взрывается, протестует и таким образом как бы выскакивает в какое-то другое пространство, вдруг обретает силу. Эта сила как раз и привлекает к нему толпу людей-призраков, вылезших из дыр своей жизни, где они также пробуксовывают и ничего не делают. Они слетаются к нему как на бал, как на огонь, как на источник какого-то события, хоть какой-то жизненной энергии, и начинается весь этот карнавал. Но Подсекальников увидел внутри этого безумного сна всю скудость и нищету их мыслей и притязаний на жизнь. Он чувствует, что намного сильнее, свободнее их, и способен жить ради, возможно, своей жены, ради себя, ради своей трубы и не зависеть от всех этих наносных идей. Он просто выходит из этой игры, как артист, не захотевший принимать участие в плохом спектакле, и это главный его поступок.

Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова

Хотя пьеса называется «Самоубийца», нам кажется, что будет правильно, если в финале прозвучит гимн жизни, жизни не ради вымышленных идей, а ради совсем других ценностей, может быть более простых, но человеческих. Сейчас многие впали в отчаяние, потеряли точки соприкосновения, бродят по каким-то странным закоулкам, пытаются ухватиться хоть за что-то, чтобы выжить. Наш спектакль о том, что нужно создавать и сохранять себя, что-то постигать самыми разными способами, найти свою силу. И если у Эрдмана Подсекальников – антигерой, пародия на героя, мне хочется, чтобы наш Подсекальников стал настоящим героем, потому что оказался сильнее обстоятельств.

Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова

Юрий Цокуров

Пьеса Эрдмана – о странном, изломанном мире на пути глобальных перемен. Во все времена смена мироустройства, политические, экономические, территориальные сдвиги в первую очередь отражались на обычном человеке. Меняется страна, время, порядки, законы, и некоторые люди не могут с этим справиться, оказываются потерянными, ненужными, обреченными выживать, а не жить. У человеческой жизни короткий срок, так мало времени дано, а человек вынужден подстраиваться: жить там, где ему некомфортно, работать там, где не нравится, все время загонять себя в чуждые рамки, менять свою сущность. И вот про это сломанное время, про этих людей – испуганных, обозленных, обиженных на жизнь и на несправедливость – эта пьеса.

Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова

В работе над спектаклем мы решили пойти в своих исследованиях дальше обычного представления об этой пьесе и об этом герое. На первый взгляд, это простая, бытовая, забавная история, происходящая в обыденном коммунальном мире. Но мы, не отменяя язвительного саркастичного юмора языка Эрдмана, снимаем этот бытовой пласт и стараемся понять человека, который как бы проверяет мир на прочность, который хочет вырваться из замкнутого пространства, как-то его расшевелить.

Конечно, мой герой – живой человек. Он увлекается, ошибается, кажется, что он испуганный, недалекий, зашоренный. А мне хочется найти и показать в нем и характер, и энергию, и жажду жизни, и мечту. Мне кажется, в нем есть и искренность, и пронзительность. Его мечта о музыке, о трубе уже говорит о нем как о не пустом человеке, о человеке с талантом, с огнем, с желанием что-то миру сказать. Но из-за какой-то несправедливости такой возможности просто нет, и он никак не может за что-то ухватиться. Подсекальников – единственный в пьесе, кто думает о душе, о смысле жизни. Он говорит о том, что иногда бывает невыносимо тяжело жить, и он ищет ответ на вопрос есть ли что-то дальше, есть ли что-то больше, что-то радостное, светлое и прекрасное. Если есть, значит нужно терпеть, стараться, думать и пытаться ответить на эти вопросы.

Фоторепортаж с репетиции спектакля

Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова
Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова
Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова
Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова
Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова
Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова
Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова
Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова
Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова
Фото с репетиции спектакля. Фотограф: Анна Смолякова