ДЯГИЛЕВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ

Международный Дягилевский фестиваль проводится Пермским театром оперы и балета им.П.И.Чайковского с 2003 года. Он начинался в формате биеннале, а с 2011-го стал ежегодным.

Фестиваль стремится укреплять и развивать традиции выдающегося импресарио и пропагандиста русской культуры Сергея Павловича ДягилеваПермский академический театр оперы и балета выступил инициатором первого Дягилевского фестиваля в России не случайно. Пермь — город, в котором прошло детство Сергея Дягилева. Здесь находится единственный в мире Дом-музей легендарного импресарио. Кроме того, здание Пермского оперного театра было построено благодаря значительной финансовой поддержке Дягилевых.

Фестиваль уникален не только местом проведения, главное — это мультижанровый характер его программы. Разносторонняя деятельность Сергея Дягилева, связанная с оперно-балетным театром, музыкой, изобразительным искусством, издательским делом, определяет структуру фестиваля и воплощается в комплексе очень разных художественных событий, объединенных идеей поиска.

ГИД ПО ФЕСТИВАЛЮ-2022
ФЕСТИВАЛЬ-2022

De temporum fine comoedia

Оперный колосс о безграничной силе покаяния, который переносит зрителя на край времени лицом к лицу с миром, вставшим на дыбы. В череде картин, монументальных, как храмовые фрески, хор творит с голосами и телами невозможные вещи. А Курентзис из гущи музыкальных событий управляет громадой, которая даже зрителей на последних рядах размазывает по спинкам кресел тонким слоем. Для исполнения «Комедии на конец времени» Карла Орфа нужно 20 солистов, два чтеца, три хора и детский хор, шестерной состав духовых, три рояля, три арфы, дублированные ударные плюс литофон, индонезийский ангклунг, ближневосточные дарбуки, кубинская конга, японский храмовый гонг добачи. Представляете мощь?

Посвящение Янису Ксенакису

В сольном концерте, посвящённом композитору, математику, архитектору Ксенакису, священнодействующий мультиперкуссионист и композитор Пётр Главатских при поддержке Леры Ауэрбах, Марты Пташиньской, Мидори Такада, Эдисона Денисова и других коллег вдыхает жизнь в математику, записанную нотами, и размыкает человеческую геометрию в надчеловеческое пространство. Ударные, сантур, вибрафон, маримба, семантрон показывают максимальный потенциал удара как способа звукоизвлечения — от трепета, который скорее чувствуешь, чем слышишь, до канонады, которая не дает дышать, от ураганной скачки не на жизнь, а на смерть, до небесного полета души.

Территория Гамлет

Воздушные барочные стилизации Алексея Сюмака — как паруса для лаконичной ритмизованной структуры действа, которое Катя Бочавар построила вокруг сцены «Мышеловки» из «Гамлета». Хруст сухой ветки — как универсальная метафора слома, конца — и нового начала. Перформанс, который Бочавар ставила про принца датского, Сюмак сочинял про Офелию, а перформеры и зрители играют на собственных ветках про что хотят, оставляет достаточно пространства для поиска ответов на любые вопросы культуры, жизни и всего такого — от шекспировского «Быть или не быть?» до чеховского «Отчего вы всегда ходите в чёрном?», от деления персонажей на главных и второстепенных до того, как художник проявляется искусстве.

Концерт камерного оркестра Rosarium

Программа из Телемана и Баха, выстроенная вокруг образа Дон Кихота. Искрометные многофигурные сочинения рассказывают внятные и красочные истории, причем на языке оригинала: Rosarium играет их на аутентичных инструментах, в том числе виоле да гамба и флейте-траверсо, которых в обычном оркестре не услышишь. Жильные струны нежны и капризны, но блестяще справляются с задачей создания атмосферы великосветских парковых увеселений, фейерверков и королевских выездов на охоту. А может быть, дело ещё и в бесконечном обаянии дирижера и худрука оркестра Марины Катаржновой?..

СПОРЫ’N’я

«Поэтический слэм» по мотивам античных мистерий. Встреча живых и мёртвых на берегу Леты, которую поэт устраивает, чтобы нащупать точки соприкосновения жестокого, несправедливого, уродливого реального мира и идеальной гармонии чистого искусства. Два десятка стихотворений очень разных поэтов — от Сапфо до Целана, от Рыжего до Курентзиса — звучат как диалог на разных языках об одном и том же, больном и важном. Непримиримое примирят любовь и смерть — как две стороны одной монеты. А творчество, которое и той, и другой дитя, послужит путеводной нитью, способной вывести человека из лабиринта Платоновской пещеры.

…in the pause of the night time…

Концерт хора Parma Voices при участии камерного оркестра Rosarium, который играет на старинных инструментах с жильными струнами. Редко исполняемые хоровые сочинения композиторов XX века — Питера Уорлока, Аарона Копленда, Арво Пярта обозначают преемственность музыки Старого и Нового Света, «настраиваясь» по чаконе Генри Пёрселла как по камертону. Богато и ярко тембрально окрашенное звучание оркестра придает пению глубины и как бы притягивает его к земле, сообщая хоровым сочинениям в том числе религиозного толка пронзительную и трогающую душу человечность.

Touamotu Aku Aku Hiwa Oa Oanu Raraku Toto Matua Touamota

Хоррор-версия шутки о том, что каждому человеку в России по госпрограмме нужно выделять гектар леса, чтобы он выезжал туда и орал. Здесь, правда, не гектар, а ангар. Короткий, но темпераментный перформанс Алексея Таруца с дымом, воплями и сиренами воздушной тревоги имеет в основе фразу на языке индейцев маори, которая раньше переводилась в Google как «вы должны создать своих родителей», а теперь как «я устал от вашей старой крови крови». Смартфоны-колодцы высасывают души, юные хрупкие тела разрывает экзистенциальный крик: мы все устали, и непонятно, когда это закончится и закончится ли.

Love will tear us apart

Двухчастный перформанс musicAeterna в постановке Теодора Курентзиса выдаёт все «зрительские» козыря в начале, когда маэстро при поддержке хора на фоне красных софитов поет одноименную песню группы Joy Division. Потом начинается мясо: бескомпромиссная концертная часть, составленная из произведений романтического толка от Шуберта до самого Курентзиса, показывает, как любовь раздирает человека изнутри, а перформативная часть спаивает физический и психологический театр в безжалостно откровенных и весьма реалистично зацикленных сценах из супружеской жизни, где и вместе невозможно, и врозь нельзя.

Песни трав и цветов

В диком и прекрасном букете от вокального ансамбля musicAeterna4 при поддержке этновокала и арфы Ирины Пыжьяновой — народные и авторские песни: хороводные, свадебные, колыбельные, духовные; русские, армянские, а ещё белорусская, албанская, татарская, венгерская… Ангелы не обязательно непостижимы и бестелесны. Эти ангелы пахнут сеном и молоком, и теплы их руки, которыми они ведут тебя сквозь стрекочущие и щекочущие травами поля навстречу солнцупока ты не обнаруживаешь вокруг обновленный, гармоничный мир, где нет ничего, кроме любви, и где песни на всех языках сливаются в единую мелодию живой и страстной души.

Μοιραι FM / Bride Song / Soulwhirl

Контрастно разные перформансы в пространстве цеха на заводе Шпагина нанизываются на идею большого пути как неразрывной цепи смертей и рождений. Сияющее, почти античное совершенство нежного Bride Song поглощает тьма чуждой цивилизации. На развалинах индустриального мира мойры из ироничного Μοιραι FM, опутанные бесконечными красными шнурками нашего общего греческого героя, празднуют разрушение с железными ломами в руках. В центростремительном Soulwhirl сквозь прах прорастает новорожденная душа (или идея?), через мучительные попытки вернуться обретая самость и смелость.

Зачем снятся сны

Фильм в эстетике found footage, смонтированный из кинохроник, игрового кино и научпопа СССР 60х-70х годов, в сопровождении вокального цикла, написанного на переводы несуществующих детских стихов английских поэтов. Основанное на созвучии и контрапункте соположение разных измерений советского авангарда, выдуманных реальностей, полу-фантазий и полу-воспоминаний о детстве, созданное вне режиссерской задачи и с отказом от какой бы то ни было генеральной линии, оставляет максимальный простор для зрительских интерпретаций, личных ассоциаций и трактовок: политических и поэтических, фантастических и философских.

Шёнберг&Шуберт

Солисты оркестра musicAeterna во главе со скрипачом Дмитрием Бородиным не просто очерчивают границы музыкального романтизма, показывая истоки колото-резаных созвучий «Просветлённой ночи» Шёнберга в страстных поэтических гармониях «Смерти и девушки» Шуберта. Точнейше нанизывая чистые и ясные музыкальные образы на коллективное дыхание, они обжигающе откровенно говорят с каждым из зрителей о смерти как непременной спутнице жизни, о трагической хрупкости человека и его силе, о его конечности — и абсолютной непобедимости. Чем приводят зал к финалу в подлинное неистовство.

Отчалившая Русь

Вокальная поэма Георгия Свиридова на поздние стихи Сергея Есенина, поставленная специально к 9 Мая, в День России звучит по-новому не только из-за смены контекста, но и потому, что вместо баритона в вокальной партии выступает контратенор Андрей Немзер. Строгое поэтическое чтение Елены Морозовой оттеняет ангелическую возвышенность его пения, собирая есенинские архетипы в сияющее созвездие. Действо рассчитано на объёмное восприятие: речь и песня, музыка и текст на заднике, яркая образность поэзии и контрастный исполнительский колорит сплетают смыслы в мощное, всеобъемлющее высказывание по поводу главных вопросов русского бытия.

Дыхание

Исследование механики человеческих конфликтов на самом искреннем и близком к сердцу материале, едином для всех и понятном каждому — вдохах и выдохах. Танцевальный перформанс экстремального физиологического воздействия от Анны Гарафеевой и Дины Хусейн взвинчивает зрителя захлебывающимся, стесненным, тревожным дыханием, оглушает его воем и ревом, ослепляет световыми вспышками, загоняет в собственные границы — чтобы заставить с особенной отчетливостью ощутить свое тело и дыхание в нем. А потом через энергию любви в формировании уже коллективного тела напоминает ему, как дышать правильно: ровно, чисто, полной грудью.

Труд.Май

Перформанс сайт-специфик (то есть в нетеатральном пространстве), в котором место действительно важно. Зрители, рассаженные по рабочим местам в настоящем швейном цехе, узнают истории и слышат голоса людей, о которых обычно не задумываются, а перформерки кроят себе платья в режиме реального времени и телесно воплощают механику швейного дела. Трогательное высказывание режиссера Сергея Ларионова протягивает ниточку от человека к человеку, с уважением выводя из тени незаметных художников, которым все мы обязаны ощущением повседневного тепла и комфорта, а еще красоты и индивидуальности: портных, закройщиков, конструкторов-модельеров.
ФЕСТИВАЛЬ-2021
СТАТЬИ О ФЕСТИВАЛЕ