Участники фестиваля «Уроки режиссуры». Егор Перегудов

Егор Перегудов окончил режиссерский факультет РАТИ-ГИТИСа (Мастерская Сергея Женовача) в 2010 году. За время учебы поставил в Учебном театре ГИТИСа спектакли «Лев Толстой. Сцены. Анна Каренина», «Макбет» Уильяма Шекспира. С театром «Современник» сотрудничает в качестве штатного режиссера и поставил там спектакли «Время женщин» по роману Елены Чижовой, «Горячее сердце» А.Н. Островского, «Загадочное ночное убийство собаки» Саймона Стивенса по одноименному роману Марка Хэддона, «Поздняя любовь» по пьесе А.Н. Островского. На сцене театра «Сатирикон» поставил спектакль «Дон Жуан». Егор Перегудов – главный режиссёр РАМТ, где ранее шли его спектакли «Скупой» и «Под давлением 1-3», а уже скоро ожидается премьера «Ромео и Джульетты».

На фестивале «Уроки режиссуры» представлен спектакль Егора «Один день в Макондо» – атмосферная постановка по произведению Габриэля Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества». Когда-то эта история полюбилась зрителям в стенах ГИТИСа, а с прошлого года семья Буэндиа живет в СТИ, где гости могут отведать на обед блюда по рецептам прабабушки Урсулы.

Нам интересно, что думают молодые режиссеры о современном театре, его тенденциях и векторе развития, поэтому мы задали всем участникам фестиваля «Уроки режиссуры» несколько вопросов. Вот что рассказал нам Егор Перегудов.

– Фестиваль «Биеннале театрального искусства. Уроки режиссуры» важен? Если да, то для кого – для зрителей, участников или просто как событие?

– Я думаю, фестиваль важен, прежде всего, как событие. Во-первых, это открытие новых режиссерских имен. И еще очень важно общение, которое происходит на фестивале внутри режиссерского цеха, между постановщиками из Москвы и регионов.

– Какой театр нужен современному зрителю?

– Нужен современный театр, отвечающий на те вопросы, которые волнуют сейчас человека, сидящего в зрительном зале.

– Как в разнообразии новой драмы и классики выбрать, что ставить?

– Нужно ставить то, что волнует тебя самого. Поскольку, ты, собственно, и являешься современным зрителем. Если тебя лично материал волнует, задевает, и ты хочешь об этом говорить, значит нужно это делать.

– Как изменился язык театра за последние 10 лет?

– Эстетика, конечно, меняется. Она и должна меняться каждые 10 лет. Мне кажется, что сейчас должно произойти новое осознание советской драматургии. На мой взгляд, момент стеба над этим уже прошел, и теперь герои той эпохи будут переосмысляться как-то по-новому. Это с одной стороны. 

С другой стороны, понятно, что постдраматическая эстетика, которая уже перестала быть уделом небольшого количества зрителей и небольших пространств, тоже начинает себя постепенно исчерпывать. Что придет на смену – сложно сказать. 

Понятно, что все подпитываются европейским театром и его острой формой. Но не всегда эта форма сочетается с тем содержанием, которое сейчас необходимо. Поэтому многое уже поменялось и много еще поменяется.

– Чего сейчас не хватает в театре?

– Я думаю, что в театре не хватает современного героя. Не очень понятно, кто он такой – сегодняшний герой, который сейчас живет и который может выйти на сцену. Это, мне кажется, большой вопрос. Еще в театре не хватает спокойствия и искренности. Мне лично не хватает.

– Какую миссию несет театр сейчас? 

– Театр не несет никакой миссии, мне кажется. Театр отражает жизнь, заостряя внимание на каких-то вещах. Я считаю, что театр вообще занимается временем. Даже не жизнью, а именно временем. Либо останавливает его – либо растягивает, либо погружает тебя в него – либо заставляет бежать.

– Что Вы ставите «во главу угла» в своих спектаклях?

– Главное – история, которую я хочу рассказать. Моя задача сделать так, чтобы за время спектакля зритель прожил эту историю вместе с артистами. Вот, наверное, что главное.

– Насколько сильно различается театр столиц (Москва, Санкт-Петербург) от театра регионов?

–У меня нет опыта общения с региональными театрами совсем, а значит, я не могу сравнить. Мне кажется, что в провинциальных театрах, где артисты не связаны обязательствами со съемками, антрепризами, и в принципе ритм жизни другой, могут себе позволить работать подробно, работать спокойнее и тщательнее. В этом отличие, как я себе его представляю. Но не значит, что так оно и есть.

– Какое собственное достижение в режиссуре Вы считаете наиболее значимым на данном этапе?

– Наиболее значимое еще впереди.

– Что бы Вы посоветовали начинающим коллегам-режиссерам?

– Не бояться ничего, настаивать на своем. И привносить в театр те темы, которые их волнуют. Не подстраиваться ни под что, а наоборот, говорить то, что они считают нужным говорить. А не то, что от них кто-то, может быть, ждет. Не думать про эстетику, а заниматься смыслом.