«Легенда о Зеленом рыцаре». Путешествие от мальчика к мужу

26 августа в российский прокат выходит новый фильм режиссера и сценариста Дэвида Лоури «Легенда о Зеленом рыцаре», высоко оцененный западной критикой.

Автор «Истории призрака» и «Пита и его дракона», уже заслуживший славу мастера жанра фэнтези, и на этот раз остался верен теме. Режиссер обратился к одному из сказаний эпоса о короле Артуре, малоизвестной легенде XIV века — «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь».

Фото предоставлены компанией ВОЛЬГА

Длинная и умопомрачительно красивая фэнтезийная драма повествует о походе племянника короля Артура в логово Зеленого рыцаря через проклятые земли. История начинается в Рождество, когда во время празднования к рыцарям Круглого стола является таинственный посетитель, в котором все узнают живущего в далеких заколдованных лесах Зеленого рыцаря. Гость делает жителям Камелота странное предложение: вызывает самого смелого для того, чтобы тот отрубил ему голову огромной зеленой секирой, с условием, что через год храбрец придет к рыцарю за ответным шагом. Юный повеса Гавейн (Дев Патель) безрассудно хватается за секиру в порыве молодецкой удали и без особого труда и борьбы отсекает голову исполину. Через год ему предстоит отправиться в опасное странствие, которого ждет весь Камелот….

Фото предоставлены компанией ВОЛЬГА

Сэра Гавейна режиссер посылает в неизвестность не столько за приключениями, сколько за испытаниями, которые превращают безалаберного гуляку, своевольного юношу в настоящего рыцаря. В средневековой легенде несложно узнать общекультурные фольклорные мотивы: в какой стране не найдется своего Ильи Муромца или Иванушки-дурачка, который неизвестно куда за счастьем ходил? В пути героя ожидают самые невероятные встречи и события, не имеющие никакого дальнейшего сюжетного развития, но открывающие очередной параграф в истории становления персонажа.

Дэвид Лоури не стремится к оригинальности фабулы. В предыдущих фильмах он также охотно берется за «бродячие сюжеты», отыскивая в них нотки привязки к вечности или актуальности бытия.

Прежде всего автор фильма искал в древней загадочной повести очевидную смысловую линию, чтобы увидеть в ней то, чем она может заинтересовать современного зрителя. Сама по себе история взросления молодого человека в любом фольклоре является лишь сюжетной основой для отражения глубинной сути сказания, обращенной к острым проблемам действительности. На поверхности истории о Зелёном рыцаре лежит тематика борьбы христианства и язычества. Хотя ее архисовременость и представляется сомнительной, мотив, безусловно, относится к вечным вопросам человечества.

Фото предоставлены компанией ВОЛЬГА

Именно эта идея стала принципиальной для визуального ряда фильма. Критики уже называют работу оператора Эндрю Дроза Палермо в «Легенде о Зеленом рыцаре» лучшей в его карьере. Христианству служит сама «картинка» фильма, словно снятая с древних икон и библейских иллюстраций. Насыщенные цвета видеоряда, акцентированные на одеждах героев, в колористической гамме восходят к западноевропейской средневековой иконографии. Языческие мотивы переданы в туманных серо-коричневых и зеленых оттенках, заполняющих ландшафты мерзлой зимней Британии. С необыкновенным мастерством и видимым удовольствием оператор работает со светом, тщательно и очень осмысленно выстраивая его в каждом кадре.

Угнетающие психику моменты многочисленных и выразительных в исполнении усекновений глав, пролития крови и прочих физиологических подробностей (возрастной ценз фильма 18+), как ни странно, тоже работают на эстетику картины, ведь многие живописные и литературные источники европейского средневековья не чураются изображений отрубленных голов и других частей тела. Суровость жизненных обстоятельств, рыцарского быта и религиозных воззрений той поры диктовали и каноны в творчестве, определяя кровожадность как органичную составную часть произведения. В этом смысле «Легенда о Зеленом Рыцаре» тот самый случай, когда «невыносимая жестокость» оправдана самим искусством и служит цельности фильма.

Фото предоставлены компанией ВОЛЬГА

Великолепная актерская команда подбиралась режиссером очевидно с оглядкой на современные требования Голливуда. Никаких претензий не может быть к игре Дева Пателя, но все-таки, средневековый рыцарь из Камелота в исполнении талантливого кудлатого индуса смотрится очень странно. Этот факт режиссер поддерживает тем, что роль матери сэра Гавейна отдает темнокожей индийской актрисе Сарите Чоудри, больше похожей на таитянку с гогеновских полотен. Вопрос, как она может быть родной сестрой голубоглазого блондина короля Артура (Шон Харрис), остается без ответа.

В кадре мелькают африканские красотки и азиатки, нахождение которых в Англии XIV века можно объяснить разве что сказочностью сюжета или аттракционом невиданной лояльности. История Британии гласит, что первые темнокожие жители Африки появились там лишь в XVI столетии. Привлечение в производство фильмов представителей всех живущих в стране рас, дабы не принизить ни одну из них, стало незыблемым голливудским условием, как изображение руководящей роли партии в советских кинокартинах.

Фото предоставлены компанией ВОЛЬГА

Обладательница «Оскара» Алисия Викандер (леди Бертилак) необычайно хороша на крупных планах. Актриса играет тонко, точно, с воздушной грацией и, несомненно, порадует своих поклонников, также как и Джоел Эджертон (лорд Бертилак). Его полный коварства и обаяния герой преподносит юному Гавейну важные уроки на его пути к Зеленому рыцарю.

До финала картины режиссер доводит еще две важные темы, каждая из которых связана с природой и ее ролью в человеческой жизни. Для сэра Гавейна главным итогом путешествия стало понимание того, что не природа и не фатальность руководят человеком, а его собственные решения и действия.

Самая глобальная и насущная мысль фильма вряд ли является подоплекой старинной легенды, но почерпнута из ее глубин режиссером, как основополагающая и очень своевременная: если человечество будет «рубить голову» природе, то однажды она непременно ответит тем же.